Ариэль Хельвани: «Если журналиста все любят, он что-то делает не так». Часть 1

16 Января 2017 в 14:23
211
Ариэль Хельвани: «Если журналиста все любят, он что-то делает не так». Часть 1

Бывший боец UFC, а ныне ведущий и аналитик Майк Цвик взял обширное интервью у одного из лучших ММА-журналистов современности Ариэля Хельвани. Предлагаем вашему вниманию первую его часть.

Ты в свое время играл в баскетбол. Как тебя занесло в ММА-журналистику?

Я всегда был большим фанатов рестлинга и бокса. Когда я был еще подростком, у бабушки с дедушкой была PPV-приставка, по которой постоянно повторяли турниры UFC. Когда я их увидел, то осознал, что меня это очень заинтересовало. В 2001 году, когда я поступил в университет, то понял, что хочу быть спортивным журналистом. Конечно, там и без меня хватало таких желающих, но все хотели освещать бейсбол, баскетбол или футбол. Я тоже люблю эти виды спорта, но хотел чем-то выделиться. Кроме того, в сферах с маленькой конкуренцией гораздо легче добиться успеха. Наконец, смешанные единоборства были молодым и захватывающим спортом.

Еще в колледже я открыл свое радио-шоу, посвященное ММА, и ко мне даже приходили известные личности вроде Брюса Баффера и Дэна Северна. Помню, как говорил родителям, что через каких-то 10 лет этот спорт станет мейнстримом, а какой-то важный босс одного из каналов скажет: «Я понятия не имею, что такое ММА, но я хочу нанять этого парня». Короче, я поставил себе цель, все время мечтал стать полноценным ММА-журналистом, и в 2006 году, наконец, это произошло.

Мне не нравилась подача ММА-новостей. В ней чего-то не хватало, особенно когда речь идет об интервью. Раньше это было так: парень в джинсах и футболке с диктофоном и скучным видом задает с листика вопросы. Я тогда решил, что буду брать интервью с полноценным микрофоном, оператором и в нормальной приличной одежде. Старому ММА не хватало профессионального подхода.

В итоге я попал на Spike TV, и я очень этого хотел, потому что именно этот канал тогда транслировал ивенты UFC. Увы, через неделю я оттуда ушел, потому что на Spike абсолютно ничего не хотели делать. Они тупо брали записи ивентов, ретранслировали их и не хотели больше ничего производить. Вот тогда я и понял, что зочу открыть свой сайт и посвятить жизнь освещению ММА. Я установил срок в 6 месяцев, в течение которых меня должны были заметить, и начал вести блог. Я сказал себе: «Если до 1 апреля 2008 года мне не предложат работу, то вернусь к ТВ-продакшену». К счастью, когда оставалось 3 дня до дедлайна, мне позвонили и предложили работу.

Я не мог поверить, что, наконец, смогу зарабатывать себе на жизнь любимым делом, но моя работа с FOX как-то с самого начала пошла не так, как мне хотелось. В конце концов, все закончилось очень печально, и я очень разочарован июньскими событиями и осложнением отношений с UFC. Тем не менее, это не значит, что я бы сделал все иначе, если бы мне предоставили такую возможность.

Что из карьеры запомнилось больше всего?

Во-первых, UFC 112. Он проходил в Абу-Даби, и на ивенте было всего лишь несколько американских журналистов. Тогда я сделал большое интервью с Дэйной Уайтом, и оно стало первым моим роликом, набравшим больше миллиона просмотров. Для меня это стало своеобразной переломной точкой. Во-вторых, большинство международных ивентов, просто из-за колорита. Я был в Японии на UFC 144, в Сиднее на UFC 127, обожаю ездить на канадские ивенты. Я был в Дублине на поединке Конора и в Лондоне на Биспинге. Это было невероятно, и я до сих пор иногда ловлю себя на мысли, что не могу до конца во все это поверить.

Есть ли люди из мира ММА, о плохих отношениях с которыми ты жалеешь?

Очевидно, что я бы хотел иметь лучшие отношения с Дэйной Уайтом. Многие хотят, чтобы я его ругал, но мне, если честно, это очень трудно делать, потому что Дэйна никогда не жалел своего времени на интервью со мной и всегда был очень добр именно по отношению ко мне. Даже если мне никогда в жизни больше не удастся провести с ним ни одно интервью, я думаю, что по общей продолжительности никто не общался с ним дольше, чем я. Мне очень жаль, что июньские события имели место, но у всего этого есть и скрытые моменты. Скажем, я всегда считал, что меня недолюбливал Лоренцо Фертитта, поэтому я думаю, что конфликт вырос в большей степени из-за него, а не Дэйны. Хотя допускаю, что дело исключительно в том, что сказал я. Но тут мне каяться не в чем. Моя работа – добывать и доносить до публики честную информацию, и я всем всегда это говорю. Все же я очень надеюсь, что мне удастся в будущем наладить отношения с самым влиятельным человеком в ММА.

А так я могу сказать, что горжусь отсутствием у себя большого количества врагов. Да, всегда есть ряд бойцов и функционеров, которые на что-то обиделись, но это часть моей работы. Если ты журналист, и тебя при этом все любят, ты что-то делаешь не так.

Кстати, на факультете журналистики нас учили никогда не брать подарки, что впоследствии не чувствовать себя обязанным. В работе я всегда и везде следую этому закону.

Был один случай, о котором я, кажется, еще никому не рассказывал. В 2010 году я был в Сакраменто на ивенте WEC 48 и встретил там Дэйну Уайта. Меня тогда мало кто знал, карьера только начиналась, но Дэйна пообщался со мной и даже предложил лишний билет на концерт, куда он собрался идти после ивента. Блин, я не мог поверить в это: самый могущественный человек в ММА предлагает мне сходить вместе с ним на концерт! Я чуть не потерял дар речи, но потом понял, что это противоречит моим принципам. Я очень хотел принять подарок, но вынужден был отказаться. Когда Дэйна написал смс и спросил, иду ли я с ним, я ответил, что устал и не смогу присоединиться.

Позже у меня возникла косвенная этическая дилемма. Когда я работал на FOX, они уже были эксклюзивными партнерами UFC, и при освещении ивентов чек за работу приходил мне не от FOX, а от Zuffa. Но мне пришлось с этим смириться. В конце концов, я освещаю не футбол, и вариантов трудоустройства в ММА в сотни раз меньше.

Расскажи хоть сейчас: информацию о возвращении Брока Леснара тебе слили сами UFC?

Нет, кто-то за 2 дня до этого сообщил мне, что Брок очень близок к возвращению на UFC 200. Я тогда еще очень удивился, что такую потенциальную бомбу никто до сих пор не обсуждает, хотя до ивента осталось всего лишь около месяца. Следующие 2 дня я провел в поисках доказательств этого слуха, и в итоге все-таки убедился, что Брок действительно возвращается. В вечер ивента UFC 199 я даже пропустил первые пару боев, потому что сидел в гостиничном номере и писал материал о Леснаре. Я ждал окончательное подтверждение от еще одного человека. При этом я понятия не имел, какие именно были планы промоушена и когда они собирались анонсировать эту сделку. Если честно, я до сих пор не понимаю, что такого страшного я сделал. Они что, не собирались вообще об этом объявлять до дня ивента и продавать билеты, скрывая участие Леснара? Неужели кто-то решил не покупать PPV на UFC 200, узнав, что там выступит Леснар? Короче, если я действительно что-то испортил, то прошу прощения, но я не понял, что именно, и вообще делал свою работу. Думаю, что решение UFC снять с нас бан на посещение мероприятий всего лишь через 48 часов свидетельствует о том, что с их стороны такое решение было ошибочным.

До этого был случай, когда я узнал по своим каналам о том, что Доминик Круз будет драться на UFC 169. Я сообщил об этом каналу, они – UFC, те, в свою очередь, сказали подождать, и в итоге на следующий день я прочитал эту новость у конкурентов. У меня просто забрали плод моей работы.

Поэтому теперь, если я узнаю о том, что условный Конор будет драться, скажем, 4 марта, и этот бой уже подписан, то напишу об этом сразу же. Возможно, у UFC и есть какие-то другие планы по оглашению и раскрутке, но это их работа, в том числе и держать все свои переговоры в тайне. А моя работа – сообщать правдивые новости. Так работает система спортивной журналистики абсолютно везде, и почему ММА должно быть исключением?

То есть, сейчас вы с Дэйной никак не общаетесь?

На прошлой неделе была небольшая пресс-конференция, и мы немного поговорили. Я бы хотел думать, что прошлые обиды останутся в прошлом. Надеюсь, что когда-нибудь мы с ним сядем и обстоятельно поговорим, в том числе и об этом эпизоде. Но для меня ничего не изменится. Я – журналист, и моя задача – быстро и честно сообщать правдивые новости. Сейчас я знаком со всеми топ-менеджерами, тренерами и бойцами, у меня есть к ним доступ, и, к счастью, мне не нужно обращаться к UFC, чтобы подтвердить ту или иную информацию.

Комментарии