Из истории MMA: Извинения «Тэнка» Эбботта и хранитель реликвий

16 Мая 2015 в 14:35
1254
Из истории MMA: Извинения «Тэнка» Эбботта и хранитель реликвий

Это письмо было отправлено 22 марта 1996 года в офис Semaphore Entertainment Group (SEG) на 57-1 улице Нью-Йорка и подписано неким Дэвидом Л. «Тэнком» Эбботтом. В тексте письма мистер Эбботт заявлял, что с момента окончания турнира UFC 8 прошло уже достаточно много времени, чтобы он смог взглянуть на свои действия со стороны и испытать «ужас и стыд» за свое поведение. Также он признал, что вел себя в тот вечер «как настоящий идиот», поэтому сейчас приносит искренние извинения, хотя читателю может быть и не вполне понятно, за что именно.

«Я могу рассказать, за что он извиняется. Но письмо составлено не им», - признается MMAjunkie Джон Маккарти, ветеран судейского цеха, обслуживавший в тот злополучный день бой между Кеном Шемроком и Кимо Леопольдо в Пуэрто-Рико.

Но прежде чем погружаться в историю с письмом, следует упомянуть, где оно сейчас находится. Все же мы имеем дело с кусочком истории MMA, причем из тех времен, когда этот спорт только зарождался, а его шансы на благополучное выживание и развитие менялись с каждым днем.

***

Если бы речь шла о баскетболе, хоккее или бейсболе, то такой документ, бесспорно, занял бы свое место в витрине зала славы. Однако в нашем случае письмо хранится в частной коллекции Бретта Кажински, который давно собирает связанные с MMA вещи и является своего рода историком этого вида спорта. В его коллекции можно найти кучу всевозможных документов, экипировки, символики и сувенирной продукции, наглядно демонстрирующих историю развития MMA.

Бретт условно делит все вещи из своей непрерывно пополняющейся коллекции на две категории. Первая категория – это вещи, которые он продает, обычно через свой сайт MMACollector.com. Вторая категория – это вещи, которые он не продаст ни за какие деньги.

Письмо с извинениями «Тэнка» принадлежит ко второй категории, поскольку Кажински считает его неотъемлемой частью истории MMA и в будущем видит одним из экспонатов музея этого спорта.

«Моей целью всегда было создание музея MMA. Но жизнь - непростая штука, и не всегда всё зависит от тебя одного. Есть то, что ты хочешь делать, и то, что тебе приходится делать», - говорит Бретт.

Но Кажински - не единственный в своем роде. Согласно информации одного из основателей UFC Арта Дэйви в мире существует несколько сотен серьезных коллекционеров MMA-атрибутики, причем коллекции трёх-четырёх из них запросто потянули бы на частные музеи. Жаль лишь, что часть исторической атрибутики MMA была навсегда утеряна еще до того, как её кто-то начал собирать.

Например, где находится настил из клетки самого первого турнира UFC? «Он просто исчез. После окончания ивента его просто выкинули на помойку», - делится Кажински. Или, к примеру, куда делись материалы, из которых создавался первый октагон и окружающая его клетка? «Кто-то забрал его и использовал в качестве ограды для выпаса лошадей и коров. Сейчас в это просто невозможно поверить, но так и есть».

В условиях отсутствия официального зала славы MMA и нормальных условий для хранения «экспонатов» их вынуждены складировать в домашних условиях хардкорные энтузиасты. Можно смело говорить о том, что основная часть имеющейся истории спорта будет сосредоточена в сараях и картонных коробках коллекционеров или же в руках самих бойцов и функционеров до тех пор, пока они не решат продать их парням вроде Кажински.

Сам Бретт заплатил тысячи долларов за каждую из наиболее ценных вещей в своей коллекции. К примеру, за шортами с подписью Кейна Веласкеса, в которых он забрал пояс у Брока Леснара на UFC 121, он «гонялся» целых полгода. Иногда же бойцы сами безвозмездно предлагают Кажински свои вещи, поскольку хотят, чтобы они кем-то должным образом хранились, но от некоторых Бретт отказывается, поскольку считает это слишком большой ответственностью.

Среди его экспонатов есть записи Арта Дейви, относящиеся к этапу планирования первого турнира UFC. В его коллекции находится невероятное количество настилов из клетки с исторических ивентов вроде первого появления Леснара в UFC или первой схватки Юрайи Фейбера с Дженсом Палвером в WEC.

Также у него есть ранние фото бойцов UFC из заявок на участие в турнирах без правил: от полу-финалиста UFC 1 Кевина Розье, запечатленного со своим черным поясом, до Марка Коулмена с американским флагом через плечо.

Бретт может рассказать, программки на какие ивенты UFC были напечатаны в разных цветовых вариантах из-за окончания бумаги в принтере, и что произошло с канцелярскими принадлежностями офиса IFL, когда организация внезапно прекратила существование в 2008 году.

«Все оригинальные эскизы октагона? У Рориона Грейси в Gracie Museum находятся копии, а оригиналы хранятся у меня».

Ко многим из своих экспонатов у Бретта имеется занятная история, и это возвращает нас к письму «Тэнка» Эббота, написанного по мотивам UFC 8.

***

Самое интересное заключается в том, что «Тэнк» даже не принимал участия в UFC 8. Как говорит Маккарти, боец просто находился в зрительном зале в качестве одной из главных звезд UFC того времени.

Все эти события происходили еще до появления на горизонте Дэйны Уайта и братьев Фертитта с Zuffa. Тогда шоу владели SEG, а Арт Дэйви был за главного. В те времена промошену приходилось отстаивать в судах свое право на одно лишь на проведение ивента, даже если кабельные операторы под давлением политиков убирали UFC из своих PPV предложений.

В виду таких притеснений последнее, что нужно было для имиджа UFC, это пьяный Эбботт, пытающийся подраться за кулисами с чьим-то секундантом. Но, увы, именно это, по словам Маккарти, и произошло.

«Это случилось сразу после того, как федеральный суд пытался нас прикрыть. На протяжении двух дней мы отстаивали там свое право на существование и выиграли…»

Согласно Дэйви, Эбботт попросту решил «засветиться» в вечер проведения турнира. Маккарти говорит, что всё началось со словесной перепалки между поддатым «Тэнком» и бразильским бойцом Аланом Гоесом.

«Эбботт пришел на мероприятие с девушкой, которая всячески подстрекала его на конфликт, в то время как он сам баловался водкой. В итоге эта гремучая смесь таки взорвалась, «Тэнк» вытащил свои вставные зубы, отдал их девушке, а сам пошел на Гоеса… Эх, как же это всё было не вовремя».

Пока представители UFC пытались не дать этому конфликту разгореться, жена Маккарти решила серьезно поговорить с подругой «Тэнка». Однако последнему это не понравилось, и он переключил свой гнев на женщину.

«Он слегка напугал мою жену», - говорит Маккарти. «Я об этом узнал чуть позже, потому что в тот момент судил бой (Шемрок-Леопольдо). Как оказалось, он кричал ей: «Я нахрен убью тебя!» и прочее в том же духе».

Когда Маккарти всё это доложили, Эббот уже исчез. К тому моменту его искали уже многие, и «Тэнк», видимо, посчитал побег лучшим вариантом.

Маккарти изложил свое недовольство владельцу UFC Бобу Мейровицу и заявил, что лучше уволится, чем будет продолжать работать на организацию, лицом которой являются такие персонажи как Эбботт. В ответ на это Мейровиц отстранил «Тэнка» на неопределенный срок, а письмо с извинениями было для него единственным способом попасть обратно.

Спустя какое-то время одно письмо, адресованное Мейровицу, Дэйви и исполнительному директору SEG Дэвиду Айзексу, было доставлено в офис SEG. Другое получила жена Маккарти, Элейн. А вот сведения о подлинном авторстве писем разнятся в зависимости от того, у кого спрашивать.

«Жена показала мне письмо и сказала: «Смотри, я получила письмо от Тэнка», - делится Маккарти. «Но мне достаточно было одного взгляда, после которого я сказал: «Это написал не Тэнк».

По мнению Джона, письмо написал Айзекс, после чего заставил Эббота от руки поставить свое имя и подписаться. У Арта Дэйви, однако, иное мнение на этот счет.

«По-моему, письмо составлял я. Не то чтобы он сам не мог. Все-таки Тэнк учился в колледже, у него степень по истории, так что этот сукин сын запросто мог справиться и без нашей помощи. Кстати, он очень яркий засранец, и мне он всегда нравился. А письмо я решил написать сам в первую очередь потому, что он не считал особо нужным это делать. Но все же ему пришлось уступить и признать свою неправоту».

***

Как это письмо оказалось у Кажински? Да так же, как и многие другие экспонаты его коллекции. Он его купил.

На самом деле, он приобрел так много старых документов, что когда Дэйви писал мемуары о создании и раннем периоде UFC, он обращался именно к Кажински для ознакомления с содержанием документов, которые сам же когда-то составлял.

Дэйви считает, что всем подобным экспонатам, от ранних эскизов до задокументированного раскаяния Эбботта, самое место в музее. Эти частички, из которых зародился нынешний вид спорта, должны храниться в соответствующих условиях и быть доступными широкой публике. Причем на это есть спрос, вопрос лишь за малым – найти место.

«Так же как бейсбольным фанатам интересно узнать о временах Бейба Рута, так и Фанам MMA любопытно, каким был спорт при «Тэнке» Эбботе и Ките Хэкни. С чего все началось?... Ведь многим людям в любом случае будет интересно, как сюда попал, скажем, Олег Тактаров».

Проблема в том, что на сегодняшний день хоть сколько-нибудь близко к понятию зала славы MMA подошел лишь UFC. И хотя это не музей в прямом смысле слова и даже не место, куда можно прийти и посмотреть на экспонаты, зал славы UFC все же хоть как-то стремится запечатлеть историю развития этого вида спорта.

«MMA – это ведь не только UFC», - считает Маккарти. «Да, они действительно на первом месте, и у них есть свой зал славы, и это прекрасно. Но ведь существует полно ребят, которые никогда не выступали в UFC, но оставили свой след в нашем спорте. Их карьера и достижения действительно важны. Поэтому должно быть что-то еще, музей или зал славы, охватывающий весь мир MMA, а не одну конкретную организацию».

Кажински с этим согласен. Он уже неоднократно обсуждал возможность и необходимость подобной инициативы со многими бойцами и владельцами залов. Более того, он даже выкупил несколько доменных имен для последующего использования, но по разным причинам воз и ныне там.

Одно дело создать сайт и каталогизировать все подобные экспонаты на просторах интернета, и совсем другое – найти для всего этого помещение, которое смогли бы посещать фанаты со всего мира.

А пока такое место не будет найдено, на Бретта Кажински и подобных ему энтузиастов ложится исключительно ответственная задача - максимально сохранить крупицы истории MMA.

«Определенно когда-то все это окажется на музейных стеллажах», - считает Дэйви. «Надеюсь, я доживу до этого момента».

Комментарии